Быть дерзким, держать язык за зубами и пользоваться мозгами! — интервью с Владимиром Садековым


 

Сегодня у нас в гостях присяжный адвокат, специалист по уголовным делам, руководитель адвокатского бюро Владимир Садеков.
Что такое бизнес, вырастающий из ремесла? Об этом мы поговорили с Владимиром.
О ментальной свободе, о праве выбора и о том, что 100 клиентов в бизнесе или 1 клиент, ваш работодатель, в найме – дело выбора каждого человека.
Владимир убежден, что бизнесмен должен уметь держать язык за зубами, быть дерзок и смел, а ему еще нужны мозги!
Приготовьтесь и давайте знакомиться!

 

Я рада Вас приветствовать! Первый мой вопрос: кто такой Владимир Садеков?

В первую очередь, Владимир Садеков — присяжный адвокат. Во-вторых, это человек, отец, муж, сын и так далее.

Вы все успеваете?

Да, я все успеваю.

Чем Вы занимаетесь на сегодняшний день?

Сегодня я работаю, но скоро поеду домой.

Потому что лето?

Потому что жарко и работать лень.

Расскажите про Ваш бизнес.

Адвокатская практика – это не совсем бизнес, это симбиоз между профессиональной работой ремесленника с поиском зарабатывания денег. Один мой коллега сказал, что если ты хочешь заработать капитал, то адвокатская практика для этого не подходит. Бизнес предполагает правильное использование хороших знаний, законов.

Где та грань, когда ремесленник становится руководителем? У Вас ведь в штате сотрудники.

Когда ремесленник понимает, что количество обращающихся превышает его собственные возможности, тогда начинает подумывать об увеличении собственного штата, передачи знаний своим коллегам, которые под моим или собственным именем оказывают качественные услуги. Естественно, надо не допускать проколов и постоянно повышать квалификацию, чтобы отвечать критериям профессионала. Если в начале карьеры человек ставит высокую планку, то ему приходиться постоянно сильно стараться, чтобы ей соответствовать.

А что для адвоката является высокой планкой?

Громкий процесс, пристальное внимание, которое выдается адвокату авансом. Он должен оправдывать ожидания людей. Удачу, которая ему преподносится судьбой, он не может разбазаривать, потому что она длится первые 3-5 лет, а потом человек утрачивает тот багаж, который был предоставлен этим шансом. Ему впоследствии надо подтверждать собственную компетентность и место под солнцем.

sadekov

Расскажите, как Вы начинали.

Начинал очень бурно. В 90-х годах устроился работать юристом. Мне повезло участвовать в одном серьезном процессе – Московский завод судился с эстонской туристической фирмой. Моя практика была разнообразной. В то время, когда мои коллеги занимались бумажной работой, я был задействован в реальном судопроизводстве, ездил в командировки за границу. Именно в то время я убедился в правильном выборе профессии. Затем последовали другие интересные процессы, в которых я участвовал в защите в суде с другими известными адвокатами. С самого начала я получил правильный заряд энергии, вектор направления, которые помогают мне идти до сих пор.

Когда Вы решили стать адвокатом?

Всегда я знал, что стану адвокатом.

С детства?

В детстве я прочитал советскую книжку, в которой описывался судебный процесс Александра Ульянова, приговоренного к смертной казни. Меня увлекла стенограмма перекрестного допроса. С 12 лет я не был уверен, кем стану – прокурором или адвокатом, но точно знал, что буду участвовать в судебных процессах. В то время я посмотрел целый ряд американских фильмов, которые с судебной практикой ничего общего не имели, но вызывали у меня, как молодого зрителя, огромный интерес.

Как Вы начали движение к мечте стать адвокатом?

Было очень сложно – развал Советского Союза, служба в армии. Когда я пришел из армии, страна, законы были другие. Я зарабатывал деньги, чтобы обеспечить семью, ребенка, так как в 19 лет стал отцом. Трудности сформировали характер – упрямство, упорство к достижению целей. Я работал на заводе и всегда знал, что это промежуточный этап, который нужно пережить.

Желание стать адвокатом сначала было мечтой, впоследствии она сформировалась и превратилась в цель. Ее непросто было достичь, так как были бытовые и социальные вопросы. Для достижения своей цели были обозначены пути реализации: выучить английский язык. Я жил в Америке, практиковал английский язык. Для того, чтобы поехать туда, я ходил на курсы по обучению английскому языку. Благодаря социальной программе обмена учениками меня отправили в Соединенные Штаты, где я несколько месяцев жил и зарабатывал деньги.

По приезду я пошел учиться на адвоката. Среди преподавателей были немецкие и эстонские специалисты. Я всегда старался брать то, что было лучшим на тот момент. Мне казалось, что английские и немецкие преподаватели по юриспруденции – самые лучшие.

В каком возрасте Вы получили первое свое дело?

В 29 лет я участвовал первый раз в суде. Самостоятельно участвовал в суде в 28 лет.

Вы считаете долгим этот путь?

Нет. Не существует понятия долгий путь, а есть понимание необходимости тех или иных вещей. Например, сейчас мне 46 лет и я учусь ездить на мотоцикле. Хотя вожу машину уже 23 года – в 94 году получил права. Однако надо учиться определенным азам вождения в не зависимости от того, каким героем я себя считаю на трассе. Так и в своей собственной профессии. Кем бы ты себя не представлял, тебе надо пройти определенный путь развития. Он не может быть коротким, долгим, а будет таким, каким должен бы быть.

Зачем Вам мотоцикл?

Мотоцикл помогает мне «разгрузить голову». Это мое собственное осознание свободы.

Вам адреналина не хватает на работе?

У меня много стрессов, ответственности на работе. Но этот адреналин профессионально-производственный. Адреналин, который я получаю от езды на мотоцикле, мужской, с привкусом свободы, с беззаботностью. Он помогает мне приводить мысли в порядок и восстанавливать силы от стрессовых ситуаций. Ведь если в профессиональной сфере не пропускать все через себя, клиенты чувствуют черствость, негибкость. Люди ценят, когда эмоционально проникаются их вопросом. Многие адвокаты имеют свое хобби – волейбол, футбол, кто-то пьет коньяк. Мне нравится ездить на мотоцикле.

Отдыхать Вы ездите?

В прошлом году – да, в этом году – нет. Но отдыхать просто необходимо – смена обстановки, уехать к другу, на дачу, желательно хорошо высыпаться.

Вы выключаете телефон?

Я не умею отключать телефон. Мне могут позвонить даже ночью. Когда кого-то ночью задерживают, то клиенты звонят, советуются. Мне не приходит в голову, как я могу проигнорировать звонок, скажем, в воскресенье в 6 часов вечера. Это для меня приемлемо.

Можно ли быть трудоголиком?

Мне трудно быть трудоголиком, так как я по своей натуре ленивый. Например, сегодня жарко и хочется поехать куда-нибудь отдохнуть.

А если сейчас позвонят по работе?

Я сразу поеду. Работа прежде всего.

Как семья Ваша относится к такому мнению?

Ревностно. Семья говорит, что нужно больше уделять времени родным. Я считаю, что предназначение мужчины – в другом. Вы же знаете, что семья всегда права.

Как Вы балансируете?

Когда надо, я занимаюсь работой и объясняю это семье. Я завишу от многих людей – судей, прокуроров, клиентов. Если ко мне обращаются, а я хотел отдохнуть, то в приоритете процессуальные действия.

Хочу спросить о клиентах. Если обычный предприниматель хочет увеличить количество клиентов, он запускает рекламу, занимается продвижением. В Вашем случае запрещена активная реклама.

Меня нельзя позиционировать как уголовного адвоката. Большую часть процессов я занимался гражданскими делами, коммерческими спорами. У меня множество клиентов, которые обращаются ко мне по гражданским и коммерческим вопросам. Для этого у нас в бюро существуют сотрудники, партнеры, талантливые юристы, адвокаты, которым я с удовольствием передаю своих клиентов, обращающихся ко мне.

Как адвокату искать клиентов?

Есть разные способы заявить о себе как об адвокате и практикующем специалисте. Во-первых, это участие в семинарах, во-вторых, написание доступных статей для обычных людей, в-третьих, знакомства. Самый простой путь – устроиться в бюро, где получишь определенный навык, где рядом с ведущим адвокатом научишься своему ремеслу, а потом будешь самостоятельно участвовать в процессе. Это длительный, кропотливый путь.

Чтобы выступать в суде и уметь оказывать услуги, нужно научиться. В нашей профессии существуют серьезная подготовка, работа с документами, понимание очередности процедур, четкое следование законам и этики. Без учета совокупности этих факторов человек может совершить ошибки.

Все ошибаются, если это не субъективное мнение. Если кому-то не понравилось, как адвокат оказал услугу, то это не ошибка, а проблема того человека. Адвокат не всемогущ – он должен делать то, что может сделать в этой ситуации. Если по какой-то причине у него не вышло, не получилось, то это не вина адвоката, а стечение обстоятельств, которые нельзя преодолеть.

Приведу пример. Я защищал человека, который с братом убил таксиста и нанес ему 96 колото-резаных ножевых ранений. В начале этого процесса репортер спросил меня: «Что Вы хотите от этого процесса? Как будете понимать, что его выиграли?». Я ему сказал, что любое наказание, которое мягче пожизненного заключения, будет означать, что это выигрыш. В первой инстанции этим ребятам дали 15 лет. Прокуратура получила пощечину. Они подали апелляцию, и окружной суд увеличил этот срок до 20 лет тюрьмы. Считать ли это выигрышем или проигрышем? Я однозначно считаю выигрышем, так как цель была не допустить, чтобы ребят посадили пожизненно.

Существуют законы практики, которые говорят, кому и сколько нужно получать за преступления. Если этих ребят надо посадить пожизненно, то, что делать с теми, которые убили двоих человек и ребенка, — комиссовать, кислотой облить и сжечь? Пожизненное наказание – наиболее суровое наказание, которое существует в истории. Если за каждое жестокое преступление сажать в тюрьму, то тюрьмы будут переполнены.

Люди, не обладающие специфическими знаниями, не могут оценивать успешность или неуспешность того или другого профессионала. Если говорить об успешности, удаче – это очень спорный вопрос и сложная тема. Если молодой специалист выиграл дело – он хороший или плохой? Как Вы считаете?

Успешный.

А ведь это ни о чем еще не говорит. Это он просто выиграл дело. Это рутина. Успешность проявляется в другом. На мой взгляд, это константное понятие, которое сопровождает адвоката годами, по крайней мере, первые 5-7 лет. Когда он имеет достаточно устоявшуюся клиентуру, уважение среди коллег, его слушают в суде, тогда он финансово успешный. Если успешность случайно падает на человека, это ему подарок авансом. Он должен быть благодарен судьбе за это и подтверждать свой успех. Завтра человек должен купить его тем, что он скажет, что-то познает, напишет, создаст, чтобы подкрепить аванс. Неотработанный кредит спадет также быстро, как пришел к человеку.

В какой момент Вы поняли, что надо кого-то нанять? Как происходило начало создания бюро?

Сначала пришло понимание концепции, кем ты хочешь быть. Одному работать проще. Люди моей профессии максимум берут одного сотрудника. Понимание того, что нужно развиваться, приходит не ко всем. Расширяться нужно из-за потребностей. Если есть потребности расширяться не по профильным направлениям, тогда необходимо работать именно в этой плоскости.

Приведу пример. Я практикую уголовное право. Но чтобы практика в бюро по коммерческим и гражданским вопросам сохранялась, я беру профильного адвоката, с которым мы оговариваем условия. Он берет этих клиентов и обслуживает.

Какие черты у Вас есть в характере, что Вы предпочитаете уголовные дела?

Я не знаю. Так сложилась жизнь, что мне интересны с детства именно уголовно-состязательные процессы. Я не люблю сокращенное производство, терпеть не могу согласительное производство. Хотя иногда это бывает необходимо, и единственное решение.

Объясните нашим слушателям. Согласительное производство – это компромисс?

Это когда обвиняемый с прокуратурой заключают соглашение.

А Вам нужно биться до конца?

Дело в том, что есть разумные рамки, когда можно биться. Я хорошо чувствую, когда кончаются эти рамки. Например, где-то полгода назад был процесс против полиции безопасности. Они возбудили дело против пожилого человека. Ему было 78 лет. Мужчина якобы передал электролобзик другому человеку. Инструмент у него взорвался и оторвал руку. Клиента обвиняли, что он начинил электролобзик тротилом. В конце концов, после суда мужчина был полностью оправдан во всех инстанциях.

Адвокат должен чувствовать, когда нужно спорить, когда нет. Ты же видишь материалы дела, совокупность доказательств, искренность клиента.

С опытом это приходит?

У кого-то с опытом, у кого-то с природным чутьем. У меня больше природное чутье. С опытом приходит понимание опытных уголовников. Чутьем можно понять каких-то первоходов, случайных людей, которые попадают под уголовное преследование. А уголовники – умеют себя вести, отличные психологи, которых обычный человек не поймет. Они могут обвести вокруг пальца неопытных адвокатов, поэтому нужно быть начеку.

Кто Вы в обычной жизни? Вы аргументировано говорите. Есть какой-то другой Владимир?

Нет, не существует. Раньше существовал, потом пропал. Наша профессия накладывает такой отпечаток, где собственный сын говорит: «Ты включил адвоката». Нет такой кнопки, которая бы переключала адвоката в режим простого человека.

Есть аудитория, с которой нужно общаться на по-разному. И ты чувствуешь, кто какой язык понимает. С матерью-одиночкой, которая делит имущество, нужно говорить одним языком, с опытным уголовником, представителем преступного мира – совсем другим языком, с профессором – на третьем диалекте.

Как Вы разговариваете с друзьями?

С друзьями я говорю, как сейчас с Вами.

А есть хоть один человек, с которым Вы можете громко смеяться?

Можно с Вами посмеяться. Был бы повод.

Вы веселый человек?

Очень веселый, компанейский. Жизнь такая сложная – у человека бывают опасные враги. Я считаю себя порой параноиком. Оказываюсь прав, когда говорю человеку, что его прослушивают. И когда получаем материалы дела, в них видно, что его прослушивали, я говорю: «Вот видишь, я-то знаю, чувствую по совокупности обстоятельств, по его поведению и подельников». Человек не допускает этой мысли, гонит ее от себя, а я вижу. Как бы он себя не обманывал, я ему говорю. Это естественно накладывает отпечаток.

И когда Вы меня спросите: «А стоит что-то сделать?». Простой человек скажет: стоит или нет. Я всегда подумаю, что будет впоследствии, когда я скажу, как Вы будете ко мне относиться, если дам такой совет. Я могу сказать правильно, но это не значит, что это нужно услышать человеку. Если он это узнает, потеряет покой и возникнут в дальнейшем проблемы.

sadekov

Стратегическое мышление было с Вами всегда или Вы ему учились?

Да, всегда. И с годами усугубляется, усугубляется со сложностью процесса.

Я в 2007-2008 годах участвовал в «бронзовом процессе» – защищал Марка Сирыка. С той стороны была kaitsepolitsei и госпрокуратура. Вы понимаете, что это за политическая подоплека. Телефоны, скорее всего, прослушивались. Каждое слово должно было быть выверено, обдумано. Мне звонили по несколько раз, брали интервью медиа концерны и средства массовой информации. Приходилось обдумывать каждое слово перед тем, как что-либо говорить, оттачивать грамотность, правильность и ясность мысли. Бывает, что человек вкладывает в слова один смысл, а другие слышат его по-другому. Если в суде таким образом доносят информацию, то ничего хорошего не выйдет.

Поделитесь секретами, как Вы оттачиваете ясность мысли от воды?

Я не даю людям много разговаривать. Задаю нужные вопросы, и если человек отвечает не то, просто останавливаю. Люди хотят выговориться, они не понимают, что для них важно. Для меня важна не эмоциональная составляющая, а суть. Иногда надо дать человеку выговориться, чтобы вышел весь негатив.

Часто Вас клиенты ассоциируют со спасителем?

Не знаю, надо у клиентов спросить.

Или психологом?

Многие ассоциируют профессию адвоката как симбиоз психолога и правоведа. Чем опытней адвокат, тем больше понимания, где клиенты злоупотребляют этим. Это могут быть и слезы навзрыд, и задушевные разговоры, и приступы истерики. Опытный адвокат может подыгрывать, пресекать, обрубать в зависимости от настроения. Искренние люди, попадающие первый раз в эту ситуацию, ищут в адвокате искреннюю психологическую поддержку. Чтобы ее дать, нужно проникнуться проблемой человека. Если задеты ценности в виде свободы, люди начинают откупаться от прокуратуры, государства, истцов в споре. Для него становиться ценным собственное спокойствие. С такими клиентами работать непросто – их надо постоянно успокаивать, возвращать на землю. Настоящий адвокат является психологом, понимает психологию того, что происходит у человека в голове.

Нужны ли адвокату лидерские качества?

Кому как. Кто-то без этого справляется. Больше лидерские качества и авторитет нужны руководителю бюро. Адвокату нужны лидерские качества для того, чтобы увлекать клиента своей уверенностью и авторитетом. Гибкость – наиболее необходимое качество адвоката.

Вы лидер по натуре?

Иногда да, иногда – нет. Могу дать умышленно собой поруководить. Степень лидерства необходима – надо принимать ответственность, рисковать, отвечать за собственные решения.

Вы для себя определяете управление бюро как бизнес?

С удовольствием передал бы управление бюро в другие руки. На сегодняшний день интересней работать в другом амплуа. Если найдется человек, который заинтересован возглавить бюро, и будет удовлетворять всем критериям, то я отдам свои функции. Я заинтересован получить образование в докторантуре, университете. Я поступил в докторантуру Тартусского университета, но из-за загруженности управлением бюро не смог закончить обучение. Мне хотелось бы реализовать себя в науке.

Вы готовы отдать бразды правления своего детища, которое сами взрастили?

Конечно, готов, если управлять будет рациональный человек и все будет делаться во благо бизнеса.

Что для Вас бизнес в плане свободы? Многие, открыв бизнес, считают, что они станут свободными.

Это заблуждение. Смотря, что называть свободой – физическую или ментальную свободу. Для меня ментальная сильнее, поэтому я считаю себя свободным человеком. Некоторые думают, что свободный человек едет на работу, но купил билеты на Канарские острова и уехал. Так могут сделать немногие люди. Занятые люди не могут просто уехать. Ментальная свобода – выбор сделать так, как ты хочешь, когда можешь сам за себя принимать решения.

Вы могли бы работать на одного клиента?

Только за очень большие деньги.

Сколько?

Я даже цифру не могу озвучить.

Если к Вам подойдет молодой человек и скажет: «Я хочу открыть бизнес». Без чего точно нельзя открыть бизнес?

Без мозгов. Чтобы проверить их наличие, нужно поговорить с человеком, определить, есть ли у него черты характера, личностные качества, которые помогут держать удар. Бизнес – это, в первую очередь, испытание. Надо работать над собой, вкладывать собственный потенциал, быть дерзким и умным. Таким людям будет сопутствовать удача и успех.

Честность нужна?

В бизнесе честности не бывает, а бывает рациональность. К нечестности относится коммерческая тайна. Нужно во благо бизнеса чего-то не сказать, что-то утаить. Однако нельзя обманывать, вводить в заблуждение, иначе это будет подлость, которая выйдет боком.

Планы писать нужно?

Нужно писать обязательно для развития бизнеса. Однако допустимы отклонения от планов. Существуют проблемы «стеклянного потолка» – когда не знаешь, что делать дальше. Это возникает, если не видишь прорывного (нестандартного) решения сегодняшних вопросов для преодоления барьеров. Когда пути реализации приходят, их нужно зафиксировать на бумаге. Каждый человек должен найти в себе состояние не комфорта, а тревожного, возвышенного, расслабленного состояния, в котором он находит прорывные решения. У меня был принят ряд таких нестандартных решений, которые приходят сами по себе.

Есть люди, которые влияют на Ваше мировоззрение?

Безусловно. В первую очередь, брутальные личности.

Это телевизионный образ?

Нет. Бэтменами меня не напугать.

Верите ли Вы, что опытный предприниматель всегда поможет?

Может помочь, а может и нет. Существуют консультанты и люди, несущие ответственность за информацию. Нужно подумать, с кем поговорить. Если юридическая составляющая – с адвокатами, налоговая составляющая – с аудиторами, коммерческая составляющая – ни с кем.

Что Вы пожелаете начинающим предпринимателям, которые в самом начале пути?

Нужно иметь крепкий характер, нервы, обдумывать каждый шаг. Поймите, Вы все делаете умышленно. В Ваших силах спрогнозировать наступление результатов. Иногда бездействие оправданно, нежели необдуманные действия. Надо четко действовать согласно законам, различать легальность и нелегальность способов. Желаю прозорливости ума, дальновидности и смелости.

Спасибо вам за беседу.

И вам спасибо! 

 

****************************************************************************************************

ЧТО ТАКОЕ ПРОЕКТ MENTOR+ ? 

Мы берем интервью у опытных бизнесменов для того, чтобы вы могли учиться на чужом опыте!
Мы спрашиваем про взлеты и падения, успех и неудачи, о том, как они совмещают бизнес и семейную жизнь — какой их собственный рецепт успешной жизни? 

Очень ценно то, что мы можем учиться у наших местных предпринимателей, ведь они уже прошли то, что многим начинающим предстоит пройти. 

Подкасты мы записываем для нашего проекта MENTOR+ , где мы помогаем начинающим предпринимателям Эстонии обратить внимание на важные моменты  бизнеса и не допустить самых частых ошибок. 

Нужна помощь в развитии бизнеса? Присоединяйтесь к нашему Менторскому клубу! 
Читайте подробнее на сайте.

Достигли успеха и хотите стать ментором, чтобы помогать другим бизнесменам Эстонии расти? 
Свяжитесь с нами

 

 

 

0

Your Cart