Интервью с Никитой-Марком Тендерес


 

Слушать интервью!

 

Итак, Никита, расскажите, пожалуйста, кто вы.

Зовут меня Никита, мне 23 года, и я предприниматель в инфосфере.

 

Вы заранее знали, что вы будете предпринимателем?

Да. Я об этом мечтал с детства.

 

Откуда приходит осознание, что хочется быть предпринимателем?

Говоря из личного опыта, я понял, что предприниматели играют по своим правилам и сами их пишут. В детстве, в школе, даже в семье есть какие-то правила, свои устои, которые мне немножко не нравились, и мне хотелось их поломать и создать новые. Выйти за рамки набора стандартных правил и начать свой путь, чтобы была свобода действий.

 

А поломки устоев, как вам кажется – это предприимчивость или лидерство?

Я думаю, это упорство. Настойчивость.

 

Оно важно?

Абсолютно. По моему мнению, в бизнесе наглость – это абсолютно второе счастье. Ну, добрая наглость – тут главное, не путать.

 

А что такое «добрая наглость»?

Это я из своего опыта говорю. У меня очень большой опыт в прямых продажах, и, скажем, когда ты что-то продаёшь человеку, он говорит: «Да, хорошо, всё – я это у тебя покупаю», и нужно не забыть ему напомнить: «А есть ещё такой товар». Или когда клиент тебя спрашивает: « А можно скидку?», и ты не прогибаешься и даёшь ему сразу скидку, а наоборот, заводишь диалог и ещё повышаешь ценность своего продукта, отстаиваешь. Вот это добрая наглость – я так интерпретирую.

 

В Эстонии, учитывая наш местный менталитет, это не раздражает людей?

Думаю, что нет. Сначала я продавал обычным людям, то есть B2C, потом был в и В2В сфере тоже. В В2В гораздо проще – люди понимают, что им нужен этот товар, и на эстонском или на русском ты говоришь, они всё-таки хотят качественно получить сам товар, саму услугу. И, когда покупатели эстонцы либо русские, хороший продавец сам подстраивается под человека. И при анализе, при продаже ты пытаешься говорить с ним на таком же языке, и хороший продавец должен чувствовать, перегибаешь ли ты палку – перед тобой стоит эстонец, и ты начинаешь слишком быстро по-русски говорить, или наоборот, для русского как-то слишком по-эстонски.

 

Как рано вы поняли, что надо лавировать между национальностями, что у нас в Эстонии надо всё-таки лишний раз поглядывать, кто покупатель?

В школьное время, потому что когда я учился в средних классах, я занимался тем, что продавал весь домашний хлам на okidoki. Okidoki только-только запустился, и когда мне стали звонить клиенты-эстонцы, я не мог связать два слова. Тогда я понял – всё, нужно учить эстонский язык, и в Эстонии без эстонского ты просто никто, и ты не сможешь заработать денег. Потому что ко мне приходили люди и говорили: «Вот тебе деньги – скажи нам пару слов на эстонском, и мы тебе их отдадим». И тут я уже понял, что есть покупатели абсолютно разные, на разных языках, нужно подстраиваться, и нужно дать максимально качественное описание продукта, товара.

 

Что вы в детстве продавали?

Всё. Просто всё, что дома лежало ненужного, я продавал.

 

А кто это покупал?

Покупали абсолютно разные люди, от мужчин-технарей, когда я бытовую технику продавал, до женщин, когда я продавал погремушки, свои старые детские игрушки, которые можно было продать. Какие-то я собирал и просто отдавал в детский дом, а какие-то смотрю, думаю, классный трансформер, можно на нём что-то заработать.

никита тендерес

Правда ли, что у предпринимателей есть уже в детстве свербёж – продавать, двигаться, шевелиться?

Думаю, что нет. Про себя могу сказать – я это делал потому, что увидел сайт okidoki, увидел этих людей и решил просто быть на них похожим и попробовать, но знаю другие истории. Помню себя – я действительно закончил девять классов, а потом ушёл в политехнический. И я помню, что во время школы не был таким предприимчивым, что-то придумать… были у нас другие такие ребята, которые это делали. Не могу сказать, что с этим рождаются. Это уже присваивается в осознанном возрасте, когда ты решаешь, что всё – я хочу так делать, ты находишь эту инструкцию в Интернете или через людей оффлайн и начинаешь читать эти книги, аудиозаписи, учиться этому.

 

На кого вы учились?

Я учился на инфотехнолога.

 

Так, а сейчас это вам пригодилось?

Сейчас я владею IT-компанией. Но самый интересный момент – спросите меня, как по-настоящему работает Интернет-бизнес со стороны технической области, я вам не расскажу, потому что я этого в деталях действительно не знаю.

 

Это мешает управлять компанией?

Абсолютно нет. Я выбрал путь, где мне нравится общаться с людьми и нравится давать им то, чего они действительно хотят. Это не только деньги в плане зарплаты – это удобный график, это, прежде всего, приятное общение. Очень многие люди ищут хороших, адекватных начальников, с которыми можно и поболтать, или вдруг, если ребёнок заболел, отпроситься, или попросить зарплату чуть-чуть пораньше, или сделать внеплановый отпуск. Вот такие бонусы, такое лояльное отношение потому, что мне это интересно. Плюс я выбрал путь – разбираться в людях и вкладывать в людей, и тогда они будут платить тебе тем же.

 

Сторицей возвращается эта позиция? Если вкладывать в людей, отдача стоит того?

Да. Если ты умеешь делать действительно правильный анализ людей, правильно выбирать. Я обжигался, много раз, нанимал неправильных людей, но это всё зависит только от самой верхушки, от начальства. То есть, если плохие сотрудники, то это плохое начальство, и нужно искать в себе какие-то моменты, которые нужно исправить, нужно себе сделать апгрейд, прокачать какие-то скиллы и, уже усовершенствовав себя, дальше нанимать всё лучше и больше качественных сотрудников.

 

Чем грозит для предпринимателя неправильный найм сотрудников? Вот это «обжигался» — на чём? Что в итоге теряет предприниматель, когда обжигается?

По моему опыту – можно нанять настолько неправильных сотрудников, которые будут уводить и сам бизнес, и твоё мышление и фокус в утопию. Бизнес не то, что упадёт – это банально, что, если наймёшь неправильных сотрудников, ты завалишь бизнес. Вторая сторона медали – тебе будут сотрудники говорить, что сейчас такие-то проблемы, и сотрудники чаще всего обращают внимание на микродетали, микровремя. У вас есть целый месяц, допустим, у вас тридцать продажных дней, и они вас фокусируют – сегодня в два часа дня есть такая-то проблема, и фокус предпринимателя постоянно будет уходить в микро. И со мной это бывало – когда ты постоянно думаешь о маленьких проблемах. Но тут – из моего опыта – всегда нужно иметь менторов, которые могут тебя выдернуть из микро и вернуть опять в макро, и чтобы ты увидел всю картину. Сотрудники и работники этого никогда не сделают, и им этого и не надо – у них у каждого свой род деятельности. Поэтому плохой найм сотрудников, это… Можно себя полностью загубить как предпринимателя. Просто ты не будешь понимать, как тогда в целом бизнес будет работать.

 

Спасибо. Расскажите чуть подробнее о вашей компании – что вы делаете?

Я даже мог бы привязать интересную историю, как мы к этому пришли. Я был фанатиком семинаров в Таллинне и понял, что качественные семинары… Когда это было буквально, может, пять, четыре, три года назад, я понял, что самые качественные, они на эстонском языке. Там я подкрепил факт, что обязательно нужно знать эстонский язык в стране, где мы живём, потому что нужно получать качественный материал, и ходил на всякого рода семинары и занимался самообразованием, саморазвитием. И попал однажды на семинар по Интернет-маркетингу, он был бесплатный, и я здорово обрадовался, потому что на тот момент для меня даже 10, 20 евро отдать за семинар было существенной суммой, и я иногда мог подумать, а действительно ли это стоит того – пятнадцати евро. Выступал человек, который через четыре года оказался моим партнёром. Он был из Интернет-бизнеса, у него уже была компания. Он психотерапевт, и он записал аудиофайлы на тему семейных отношений. И, когда мы с ним познакомились, мой интерес вышел на то, что я тоже хочу этим заняться, мне тоже хочется войти в колею Интернет-предпринимательства. А у него был интерес – чтобы появился партнёр, который помогал бы ему в развитии. И мы в итоге долгих переговоров – полгода, год – сошлись на том, что я купил половину его компании, и мы вдвоём стали вести его бизнес. Поэтому для меня как для молодого и уже тогда наслушавшегося таких взрослых людей про то, как действительно правильно делать бизнес… Я понял, что придумать новый Фейсбук нереально, нужно смотреть правде в глаза. Я решил, что путь – выбрать уже готовое и на этом ещё зарабатывать и обучаться. То есть, бизнес был готовый, на тот момент он существовал, по-моему… Где-то в начале 2016 мы всё оформили, а с 2009 этот бизнес существовал. Я понял, что когда уже есть готовая платформа, готовые сотрудники, есть денежный оборот, чистая прибыль, всё готово, мне нужно только вникнуть в это. Я не создаю всё с нуля, как в гараже. И это интересно. Сейчас мы занимаемся тем, что мой партнёр как психотерапевт создаёт продукт, дописывает какие-то новые полосы, а я занимаюсь всем остальным, всё, что касается бизнеса.

 

Всё, чтобы продать этот продукт?

Да. Но коммерцию здесь тоже нужно делить, так как это Интернет-бизнес. Я не сижу на телефоне, я не управляю рекламными кампаниями, я не занимаюсь копирайтингом. Я занимаюсь тем, что ищу и нанимаю людей и пытаюсь сделать так, чтобы они работали на нас долго, хорошо, чтобы им было хорошо, мы получали результаты, и результаты отражались именно на банковском счёте – что у них всё растёт – и дальше это всё развивать. То есть, моя задача – заниматься всем остальным, кроме продукта. Оболочкой, всё для клиента, со стороны сотрудников решать бухгалтерию, банковские системы, налоги, всё-всё-всё.

 

Что именно вас привлекло в инфобизнесе? Что там такого цепляющего?

Я понял, что в оффлайн, например… Я посмотрел реально – я в Таллинне, молодой парень, мне двадцать лет, чем я могу заняться в оффлайн? Открыть ресторан? Во-первых, как я потом понял, это вообще утопия – это минусовые бизнесы.

 

Миллионный ресторан.

Ну, да. Я понимал, что, во-первых, у меня нет денег, какого-то стартового капитала. Я посчитал – чтобы мне хотя бы заработать… Накопить 10-15 тысяч евро, нужно… Я не был сумасшедшим парнем, который может за лето… Я знаю историю, у знакомых, которые за лето могли заработать десять тысяч, продавая кто что. Либо знаменитый проект в Таллинне – ездить в Америку книги продавать, всё здорово. Но я понимал, что, если я работаю на обычной работе, зарплата, допустим 800 евро, ты как новичок приходишь, никто тебе больше не даст. Я понимал, сколько я могу примерно откладывать в месяц, допустим, 100 евро, ну что я за год, 1000 евро отложу? А случается ЧП, ты должен за что-то заплатить, всё, нет твоих накоплений. Я понял, что нужно брать кредиты. Тот же самый свой бизнес, который есть у меня сегодня, я приобрёл с нулём в кармане. То есть, моя история такая, что я, не имея денег, а имея только опыт общения с людьми и добрую наглость, смог уговорить инвестора, смог уговорить продавца, что я им обоим нужен. Я могу встать посередине, взять деньги в кредит полностью, всё стопроцентно без какого-то самофинансирования, отдать их продавцу, моему партнёру и дальше уже крутиться на этом готовом бизнесе.

никита тендерес

Вот сейчас у нас слушатели встрепенулись, кто-то мурашками покрылся и прочее, потому что у нас в Эстонии распространённое мнение, что без денег совершенно бизнес не открыть. Я зачастую слышу от начинающих предпринимателей, что они действительно планируют брать кредиты. И в тот момент, когда я пытаюсь стать на амбразуру, сказать – не начинайте бизнес с долгов, с кредитов, не верят – правда, не верят. Можем мы прояснить этот момент более подробно? Как найти инвестора, с чем к нему прийти. Кроме идеи, что попросит инвестор?

 

У меня был такой интересный период в жизни, когда, поработав во многих разных сферах, я сблизился с начальниками – где-то попил кофе, где-то пришёл поболтать. И потом я занимался, тем, что знакомые ребята, у которых были интересные идеи, говорили: «Нам нужны деньги», и я соединял их с мини-инвесторами, и моим условием было, что я хочу посидеть на встрече, послушать. Тем самым, я мотал себе на ус у человека, у которого были новые идеи, потому что я не был из тех людей, кто мог что-то придумать, не шло у меня это, не было такого уровня креативности. И я слушал, как инвесторы разносили в пух и прах все идеи, и я начал понимать, на что они смотрят, что для них самое важное, и также я понял, инвесторы тоже разные. Кому-то подойдёт дать денег на 10% в год, а кому-то нужно 50% доли. В моём случае, я брал кредит на инфобизнес, Интернет. Я приходил к инвесторам, у кого лежат свободные миллионы евро, и они говорили: «Никита, мы тебе денег не дадим, потому что мы не понимаем этого». А люди были из советского времени, которые подняли свои деньги на офлайн-бизнесе, и они говорили: «Вот приди к нам с заводиком, в него мы вложим хоть пять миллионов, но мы можем прийти, посмотреть сотрудников, а тут ты нам предлагаешь что-то непонятное – Интернет. Как это всё работает?». Я понял, что инвестор делится не только по критерию, сколько денег у него есть, нужно понимать, что это разные люди. Кому-то подойдёт в один бизнес вложить, кому-то в другой. Поэтому нужно знать, к кому можно идти, и не нужно отчаиваться, что у человека был миллион евро, а он тебе не дал десять тысяч – наверное, твоя идея совсем плохая. Нет, может, это просто неправильный инвестор.

 

То есть, инвестору нужен доступный для понимания продукт?

С его опыта – да. И, возвращаясь к вашему вопросу, на что смотрят инвесторы – у нас, в Эстонии, не Америка, где всё супер-серьёзно, Силиконовая долина и отработанные системы со стороны инвесторов. У нас инвесторов путёвых не так много. Эстония очень маленькая, мы можем взять в целом Прибалтику – у нас нового поколения инвесторов единицы, в основном это взрослые люди, 40-50 лет, которые не понимают идей молодых, и сами не понимают, что такое инвестиции, как вкладывать, что означает понятие «ROI», что такое первый, второй, третий раунд стартапа, они об этом никогда не слышали. Могу сказать, что самое важное – на встрече с инвестором говорить на его языке и попробовать найти общий язык. Меня многие спрашивали: «Чего хочет инвестор?». Я говорил: «Не знаю – смотря, что ты можешь ему предложить, сами решите».

 

То есть, это та же продажа, но продажа идей?

Абсолютно, и продажа себя. Я очень часто встречал ситуации, когда молодые парни приходили с идеей к инвесторам, и те говорили: «Знаешь, твоя идея крутая, я со своим опытом и связями могут твою идею ещё круче поднять, но ты для неё не готов». Очень часто молодые загораются, становятся «психами» своей идеи, думают, что их будущее – мультимиллиардный бизнес, но они не видят многих рисков, которые…

 

Не готовы работать?

Да, это я тоже встречал – когда ребята просто хотят получить деньги, им кажется, что это раз-два-три, и всё – через полгода они будут зарабатывать десять тысяч евро в месяц.

 

Амбиции застилают глаза, и хочется сразу скакнуть туда, а, то, что это кропотливый труд…

Да, а ещё очень легко проверить молодого стартапера – у многих бывает личная машина. Возьмём простенькую машину, тысяч пять евро – я часто встречаю, что у человека, который выдумывает новые идеи, есть машина рыночной стоимостью в пять тысяч евро. Они приходят к инвесторам, инвестор спрашивает: «Ты действительно веришь в свою идею?» – «Да». – «У тебя есть машина?» – «Да». – «Так заложи её. Возьми и заложи свою идею и дай мне в залог свою машину». И стартаперы начинают говорить: «Я не знаю, я не уверен». Тут сразу чувствуется, если у тебя есть личный актив. Это не только к молодым относится – в 18-20 лет его ещё нет, но в 30 лет у тебя есть квартира, процентов на 30-40-50 выкупленная в банке, есть машина, и, если ты уверен, иди к инвестору и говори: «Я закладываю всё, что у меня есть, до копейки, у меня остаётся 20 тысяч евро, я вкладываю всё полностью, потому что железобетонно уверен». Тогда это показатель для инвестора.

 

В этом случае формируется доверие?

Да, и когда человек сам придумал проект и полностью в нём уверен, всё просчитал и готов вложиться, потому что эстонские инвесторы – мы говорим и про русскоязычных, и про эстоноязычных – побаиваются вкладывать и хотят максимально страховать свои риски.

 

Потому что в людей не верят? Видят, что молодёжь – да, горит идеей, а если завтра перегорит вместе с тем миллионом, который проинвестирован?

У нас мало инвесторов, которые действительно могут вкладывать такие огромные суммы. Мы, скорее, говорим о суммах до ста тысяч евро, если смотреть реально. Скажем, вот мужчина, 50 лет, заработал денег, у него есть 50 тысяч евро, он хочет их вложить. Как молодой стартапер, как молодой инвестор, он ищет золотую нишу, чтобы сразу вложить 50 тысяч евро и через два месяца окупить их и получить прибыль. У русскоязычных это существует сегодня. Вот вы сказали – такие проценты фантастика. В России это не фантастика. Мы работаем в России, я общаюсь с российскими инвесторами – в России никто не даст тебе денег с ROI меньше 70 в год. Есть, конечно, но это очень крупные инвесторы, которые готовы дать под 10-20%. Мы покупаем бизнесы и вкладываемся в проекты, которые 200 в год минимум.

 

Это всё в России? В Эстонии таких совсем нет?

Нет, потому что здесь европейско-американское влияние – 10% годовых, долгосрочно, и сам народ, и экономика даёт стабильный прогноз, когда в России все знают, что сейчас так, а через полгода всё может измениться.

 

 

никита тендерес

 

 

То есть, на нестабильности тоже можно играть, можно зарабатывать?

Конечно.

 

Если предположить, что кто-то наших слушателей точно решил донести свою идею до инвестора – куда им отправиться искать инвестора? Написать на своей стене в Фейсбуке, позвонить в Ассоциацию бизнеса?

У Эстонии есть огромный плюс – это маленькая страна. Я использую это в своих интересах. Здесь все друг друга знают, можно дойти до самого богатого человека Эстонии. Всё просто – мы вами встречаемся, проводим интервью, я могу от своего лица сказать, что у меня есть круг знакомых, инвесторов. Которые говорят: «У нас есть деньги, мы не знаем, куда их вложить». И можно хоть ко мне обращаться. Не так сложно напрямую обращаться к людям, у которых есть деньги Если ты настойчив и действительно веришь в свою идею, пиши об этом, кричи об этом на весь Фейсбук: «Ребята, помогите контактами того, у кого есть интерес вложить деньги. Мне нужно всего-то 10 тысяч евро, мне не нужен супермиллионер». Мне кажется, найти контакты инвесторов, выйти на них за неделю в Таллинне более чем реально. Это всё отговорки и лень, когда люди утверждают: «Я два месяца не могу найти никого, кто бы вложил в меня деньги».

 

Наверняка страшно просить денег?

Согласен. С одной стороны, бывает так, что технари придумывают классные идеи, но они не умеют ни себя продать, ни идею. Это частая проблема. У нас из десяти один такой новичок-инвестор, который может разглядеть и помочь человеку стать хорошим продавцом и с ним начать сотрудничество. Зачастую инвесторы просто смотрят на тебя две-три минуты, ты им уже внешне не нравишься, ты говоришь на автомате заученный продажный текст, им становится неинтересно, и они за 15 минут заканчивают разговор. Имея свой проект, нужно научиться делать не суперпрофессиональные питчи, а хотя бы нормально общаться.

 

Презентацию надо уметь делать, хотя бы на 1 минуту.

Да. Это из серии «хорошие предприниматели – хорошие продавцы». Из продавца вырасти в предпринимателя на самом деле очень легко. Они подстраиваются под людей, у них есть опыт. У тебя есть бизнес-идея, но ты не умеешь общаться, не умеешь продавать свою бизнес-идею – начни со своих друзей. Всегда должен быть лёгкий ответ на вопрос, чем ты занимаешься или что у тебя за идея. В Интернете, в Youtube есть тысячи бесплатных материалов, как научиться это делать, как не уходить в сложные термины, а говорить на простом человеческом языке. Это самое важное – учиться благодаря своим же друзьям, знакомым.

 

Часто попадаются тренинги «вот вы попали в лифт с миллионером, и вам нужно за 1 минуту представить свою идею». Только один из десяти справляется с этим заданием.

Мне кажется, это фантастика. Я бы вообще убрал этот момент – научиться за минуту вылить всё максимально классное. Надо быть проще – ну встретился ты с миллионером в лифте, я не представляю такой ситуации. Во-первых, если вы встретились в одном бизнес-центре, у него свои дела и ему вообще не до тебя, ему не интересно, как тебя зовут и куда ты едешь. Не нужно ставить эту цель. Многие предприниматели и также инвесторы уходят в эту фантазию – как делать суперпрезентации, тратят на это 3-4 месяца, полгода учатся…

 

Некоторые годы на это тратят.

Это уже сумасшествие. Это люди, у которых много денег.

 

Они процесс любят.

Да. Также многие инвесторы хотят сразу найти золотую бизнес-нишу, но не понимают – если у тебя есть 50 тысяч евро, можно вложить по 3-5 тысяч. Можно купить бизнес за 1000 евро. Интересный кейс – мы приобрели в России бизнес, который нам стоил 1000 евро, в месяц он приносит 1000 евро чистой прибыли. Мы купили бизнес, окупившийся за 30 дней. И через 30 дней мы стали каждый месяц зарабатывать ровно 1000 евро, просто как дополнение. Но изначально этот бизнес предлагался за 16 тысяч евро. Даже когда ты предприниматель, умудриться хорошо купить бизнес тоже надо уметь. Мы очень долго вели переговоры. Сбивали цену, как только могли. И мы ждали, когда у человека, грубо говоря, настанут серьёзные семейные трудности, финансовые, и он скажет: «Всё, мне нужны хот какие-то деньги», и в России 1000 евро действительно сумма, но это по старому курсу, когда евро стоил 75 рублей. Есть такие сделки. Российский рынок имеет больше таких предложений.

 

Какие навыки нужны, чтобы уметь находить эти варианты? Уметь использовать шансы, не стесняться подойди к инвестору?

Круг общения, новые знакомства. Я упоминал, что был фанатиком семинаров. Когда ты постоянно в одном обществе, сложно посмотреть на ситуацию под другим углом. Мой совет, проверенный на практике – нужно менять круг общения, находить новое общество, людей по интересам. Никогда не любил заниматься недвижимостью, но идёшь на семинар по недвижимости. Если цена не пугает или он бесплатный, пойди, послушай – может быть, найдёшь новых знакомых и друзей, расскажешь им свою идею, и они своим опытом подкорректируют. Умение расширять свой кругозор.

 

То есть, связи решают судьбу Эстонии?

Да, в Эстонии связи решают. Получить их очень легко. Мы не в Москве, не в Лондоне – попутешествовав по таким мегаполисам, я понял, что молодым в Эстонии гораздо проще, чем в Лондоне. Нет стеклянного потолка до людей, у которых есть деньги. В Лондоне просто нереально достучаться до человека, который ездит на Роллс-Ройсе. К нему очень сложно пробиться, конкуренция большая. В Таллинне ниша предпринимательства свободна – бери, заходи и делай. У нас в основном люди не умеют вести честную конкурентную борьбу. Такие крупные бизнес-ниши, как заправки, по металлу, заняты. Туда уходить молодым вообще нет смысла, а из серии оффлайн – магазины и прочее – всё свободно. Но чтобы заходить в эту нишу, тоже нужно иметь спрос. Можно через улицу открыть что-то и прогореть, а можно купить самого прибыльного человек, кто этим сегодня занимается. Это тоже бизнес-подход.

 

Согласна. Как вы относитесь к лидерству? Нужно лидерство как таковое, или отсидеться полжизни в школе, в Университете и потом вдруг выстрелить? Или с этим надо родиться?

Нет. Обычно это присваиваемый навык, как любой спорт. Допустим, ты захотел научиться играть в шахматы, взял и научился, захотел стать лидером – пожалуйста. Чем старше ты становишься, тем больше приобретаешь страхов, багажа опыта, и тебе сложней переучиваться. Если ты всю жизнь был замкнутым и вдруг в 40 лет решаешь стать лидером, тебе действительно нужно 5-6 лет на это. Когда тебе 20, может уйти полгода-год в интенсивном режиме. К лидерству я отношусь очень здорово, очень хорошо. Лидерство очень важно, когда у тебя работает персонал, чтобы люди чувствовали, что это целая команда. Что ты не в роли босса. В Интернете гуляет много картинок для сравнения, кто такой босс и кто такой лидер. Когда я нанял своих первых сотрудников. Я понял, что уметь быть добрым, хорошим лидером ценно и полезно для бизнеса.

 

Каким руководителем вы себя считаете?

Без ложной скромности – мои сотрудники говорят, что очень довольны руководством и им очень со мной комфортно.

 

Это тоже определённая стезя лидерства? Вы как-то готовились к тому, чтобы управлять людьми?

Нет, когда ты занимаешься саморазвитием, ты читаешь всё подряд, что тебе интересно – как быть классным лидером, инвестором. На следующей неделе ты читаешь, как быть классным стартапером и презентовать свою идею венчурному инвестору, например. Я всегда придерживался доброго отношения к людям, и правильно. Не придерживался того, что я саамы умный и знаю, как управлять компанией – наоборот, я во многих ситуациях считаю, что я только ученик, и пожалуйста, научите меня, как это делать. Например, в технической области нашего бизнеса я всегда в такой ситуации. Я не технарь, не знаю, как программировать, дизайн, вёрстку, копирайтинг. Я советуюсь с людьми, которым могу дать удобный график, зарплату и приятные бонусы.

 

В вашей команде наверняка есть люди старше вас?

Все старше меня.

 

Вот об этом и поговорим – тяжело ли вам с ними?

Знаете, нет. Конечно же, все удивляются – мы общаемся посредством Скайпа, и я не видел многих своих сотрудников в лицо, только на аватарке в Скайпе. Общаемся голосом, и многие, увидев возраст, сначала имеют стереотип, но также нуждаются в работе, в зарплате. А я нуждаюсь в хорошем человеке, в хорошем сотруднике. Я это называю «член команды» — мы все вместе работаем. Я не допускаю ситуации, чтобы думали, что я ничего не делаю, а остальные работают, потому что я точно так же вкладываю, подсказываю, делаю, что могу в силу опыта. Насчёт возраста – с сотрудниками мне легко. В Таллинне я сталкивался с очень многими проблемами, когда мы занимались продажей химических продуктов по Эстонии, рекламой в лифтах, и когда ты молодой. Тебе 19 лет, ты созваниваешься с кем-то, приходишь на встречу, на тебя смотрят – ты никто, ты зелёный. Очень сложно было общаться с сорокалетними, а у тебя нормальные темы – ты понимаешь, если бы все твои слова говорил кто-то 30-35 лет, у него бы купили.

 

Предвзятое отношение к молодости?

Да, я с этим сталкивался. Но скоро это уйдёт, потому что люди, кому сейчас по сорок, через 10-15 лет их либо уберут с рынка молодые, такие, как я, либо из-за экономики не выдержат. Я в IT-сфере, там вообще нет понятия делить людей по возрасту, по внешним признакам.

 

То есть, в работе в Интернете нет многих градаций, которые будут оффлайн, когда приходишь устраиваться на работу, и тебя рассматривают со всех сторон? По одёжке принимают, по интеллекту?

Это есть в России. Если брать западные страны, например, Великобританию, там работодатель вообще е может отказать потому, что ты женщина или молодая – засудят, страшное дело. Там очень здорово – в Англии есть момент, что ты присылаешь CV без фотографии, без пола. Хедхантеров, которые нанимают людей, и менеджеров по персоналу учат, что нужно оценивать только профессиональный опыт, какие навыки есть у человека, и то правильно.

 

То есть, вы считаете это целесообразным? Обычно мы хотим знать, как выглядит человек как он разговаривает, как он будет с нашими клиентами разговаривать?

Если говорить о тех, кто будет разговаривать с клиентами, мы делаем просто – когда мы нанимали девушку, она сделала несколько тестовых звонков, мы послушали её голос, как она говорит, умение подачи материала, и всё. На самом деле, в онлайне это всё легко и просто, и мне всё равно, сколько человек весит, какого он пола, какой у него рост, как он выглядит. Мне главное, чтобы он имел навыки, требуемые для определённой должности. И в онлайне легче всего предпринимателям, потому что ты оцениваешь по результату. Ты не видишь человека целый день в офисе, ты не знаешь, что он делает, ты знаешь, что сегодня в 5 вечера дедлайн, должна быть сделана работа. Если её нет, всё. А в офисе многие отлично умеют делать вид, что работают. Допустим, у тебя 4 человека работает в компании – я говорю про средний и малый бизнес. Ты приходишь, тебе рассказывают о проблемах, и тебе кажется, что все работают. А когда ты онлайн, ты всего этого не видишь, тебе проще, ты оцениваешь только по результату. Мы многих нанимали, я многих увольнял, потому что я понимал, когда мне начинают «продавать», почему они что-то не сделали. Мне этого не надо, мне нужен результат. Ты взрослый человек, ты можешь оценить сроки своей работы, мы всё тебе предоставили, если ты не справился – до свидания.

 

Либо специалист, либо нет.

Да. Онлайн-рынок даже в плане кадров позволяет то, что заменить сотрудника можно, у тебя территория гораздо больше. В Таллинне в магазин гораздо сложнее найти сотрудника, чем мне на продажу по телефону, потому что я могу найти по всему миру русскоязычную девушку, которая может связываться в удобные часы. Тут другой момент – часовой пояс. Ты выбираешь сотрудников по часовым поясам.

 

Всё равно возможности шире?

Абсолютно, и главное в онлайне, например – мы за год, с апреля 2016 по апрель 2017, подняли бизнес в 10 раз. Возможно ли это в оффлайне? Вряд ли.

 

А как вы видите свой бизнес ещё через 5 лет?

Не могу сказать. Не люблю гадать, что я вижу через 5 лет, и те, кто живут в онлайн-бизнесе, знают классную вещь – для нас один месяц очень большой срок, многое можно изменить. В нашем мире всё развивается очень быстро.

 

Насколько максимально нужно планировать в онлайн-бизнесе – например, прописывать цели для компании?

Смотря на каком этапе. Есть онлайн-компании, которые десять лет на рынке, Google тоже онлайн-компания, частично. Они могут сделать прогноз на пять лет. У нас не такой большой бизнес, тут другие планки, по которым оценивают бизнес. Мы реально можем что-то запланировать примерно на полгода. У нас сейчас есть момент, запланированный на 5-6 месяцев, но эту вещь мы давно обсуждали и хотели. Но я не могу сказать. Какой будет у нас оборот и чистая прибыль в декабре этого года. Это сложно сделать, мы растём очень быстро, и неизвестно, как пойдёт.

 

Коль уж мы заговорили о чистой прибыли, давайте перейдём к интимному вопросу. Сколько вы зарабатываете?

У нас всё идёт в рублях, но, переводя в курс евро на сегодняшний день, мы закрываем этот месяц в районе 45-48 тысяч евро. Чистая прибыль этого бизнеса 50%.

 

Грубо говоря, ровно половину вы кладёте себе в карман.

Да, в онлайне это возможно, в оффлайне вряд ли. В оффлайне 3-5-10%.

 

Десять – это счастье.

Да, это очень круто. Для онлайна меньше 30% — у тебя бизнес в убытке. То есть, ты что-то делаешь неправильно, если у тебя онлайн-бизнес, и ты, заработав 10 тысяч, достал только 3. Ты плохой руководитель, нужно сразу делать полный аудит бизнеса. И мы забираем половину на двоих с партнёром. В этом месяце мы спокойно забираем по 10 тысяч, остальные оставляем на накопления фирмы.

 

Как быть с насыщением рынка, российского в том числе, онлайн-продуктами?

Россия в плане онлайна вообще на нулевом уровне. Ничего не развито, всё примитивно и свобода действий.

 

То есть, ещё копать и копать, идти и идти? Все закрываем свои магазины и идём в онлайн срочно?

За два года можно заработать в десятки раз больше, чем в оффлайне здесь. Если здесь кто-то что-то продает для русскоязычных, во-первых, для меня в Эстонии делать оффлайн-бизнес, это да, может быть кому-то интересно, но когда ты один раз попробовал онлайн, ты никогда не вернёшься в оффлайн. Ты понимаешь прелести онлайн-бизнеса. И в России мы наткнулись на стеклянный потолок в плане технического развития. Мы знаем всех, кто зарабатывает больше одного миллиона рублей чистыми, это около 15 тысяч евро, этих людей действительно можно пересчитать на пальцах, очень мало. Представляете, на такую страну, допустим, 20 крупных Интернет-предпринимателей, это смешно. Страна другая, всё по-другому. Кстати, онлайн-бизнес там делать очень легко – регистрироваться юридически, законы, бухгалтерия, для нас это кайф, потому что в Эстонии у предпринимателя закалка серьёзная. Моя история – месяцев 8 назад мне банк прислал, что «налоговая от вас затребует кое-какой документ», а у меня эстонская закалка, у на документы готовы сразу, в один день. Ты провёл операцию, и в один день всё готово. Вот 8 месяцев до меня идёт какое-то электронное письмо, что меня должны оповестить, что они хотят получить какую-то квитанцию о платеже. В Эстонии всё автоматически, электронно, там не предоставил 20 числа, 21 ты уже висишь в регистре должников. В России в этом плане проще.

 

С одной стороны, у нас здесь всё прозрачно, а, с другой стороны, для бизнеса всё-таки это ограничение?

Для предпринимателей, которые здесь делают бизнес, сейчас море информации в Интернете на все темы. Ты занимаешься саморазвитием и можешь понять – держать деньги в Эстонии, именно как бизнес, заводить их сюда очень дорого, здесь нереальный подоходный налог  на дивиденды.

Я как раз имел в виду, что вытащить деньги здесь очень дорого и нет смысла. Даже если у тебя оффлайн-бизнес – у нас нет налога на прибыль, он составляет ноль, здорово. 

 

Как вы проводите свободное время? У вас вообще есть свободное время?

 

Очень много!

 

Отлично! Вы первый, кто сказал, что очень много свободного времени. До вас все, кто у нас интервьюировался, говорили: «Не хватает, дайте 25-й час…».

 

Нет, это те, кто не умеет управлять своим временем, потому что у всех 24 часа в сутках. Я иногда даже думаю, что бы мне ещё такого классного поделать. Свободное время у меня отличное, потому что у нас Интернет-бизнес не то, чтобы из очень редких, но он входит в 10% правильных Интернет-бизнесов. У нас автоматизация, то есть, если я уберу всех своих сотрудников, которые у меня сегодня работают, я потеряю только 15%. Представляете, что в Таллинне в оффлайне убрать всех сотрудников – да вы потеряете все 100%. У нас всё делают роботы, автоматические системы, очень здорово. Свободного времени хватает, можешь заниматься всем, чем угодно. Я трачу на работу, болтая с сотрудниками, часа два в день, два с половиной. Остальное время занимаешься саморазвитием.

 

Что вы делаете, как вы саморазвиваетесь?

Слушаю американские аудиоподкасты, семинары, потому что весь онлайн-бизнес идёт с Америки, всё самое крупное и первоисточники, это английский язык. Поэтому ещё момент – если ты уходишь в онлайн и не знаешь английского, ты будешь всегда в тени. Ты не будешь знать, что сегодня самое классное, тебе это будет давать какая-то «Бизнес-молодость» в России, которая это переводит и подаёт только под своим соусом, его нужно очень сильно фильтровать, там много воды, хотя мы их тоже знаем напрямую. Личное моё время зависит от того, что я просто развиваюсь, слушаю, что в мире происходит. Я вышел из статуса выживания, занимаюсь тем, чем хочу.

 

Пирамиду Маслоу никто не отменял – пока мы беспокоимся за нижние уровни, происходит «забитость головы», а теперь вся жизнь в кайф.

Да, кому-то бы хватило 10 тысяч евро в месяц, по эстонским меркам это очень круто.

 

Сколько вам нужно? И к чему вы стремитесь?

Я стремлюсь не к сумме, а к максимальному показателю помощи людям. У меня есть свои супер-идеи, как что можно запустить. Зарабатывать 100, 200, 300 тысяч евро в день можно.

 

Но куда-то надо их тратить? Куда вы хотите их тратить?

Аппетит приходит во время еды. В Интернет-бизнес есть ещё одна классная особенность – доходы растут быстрее «хотелок». Мы за год подняли наш бизнес в 10 раз, возможно ли, что за год у вас станет в 10 раз больше «хотелок»? Вряд ли – в два. Три, в четыре раза, но не в десять. А представляете, сегодня мы зарабатываем по 100 тысяч, а что будет через год, я не знаю. Может, мы с партнёром будем зарабатывать по 100 тысяч каждый, или по пятьдесят, посмотрим.

 

И «хотелки» вырастут?

Но возможностей станет больше. У меня есть интерес – завести другой круг общения, который позволяет наш бизнес. Купить себе проживание в других дорогих странах. Например, любой онлайн-предприниматель стремится в Сан-Франциско, и я тоже.

 

А что там?

Там комьюнити, которые мне интересны.

 

Инвесторы?

Нет, предприниматели. Я понял, что денег в мире очень много, и найти их очень легко, если ты путёвый. Проблема в нахождении денег у меня уже не стоит, потому что вырос круг общения. Ты знаешь, что если тебе нужно 100 тысяч евро, например – пожалуйста, взял и пошёл. Хотя в онлайн-бизнесе мы уже занимаемся тем, что создаём свой небольшой инвестиционный фонд и понимаем, что и сами можем создавать новые бизнесы и куда-то инвестировать. В Сан-Франциско интересно, там вся движуха, там первоисточники. Аренда, например, стоит 4-5 тысяч долларов в месяц. Здесь люди столько не зарабатывают, сколько там тратят на аренду. Ты понимаешь, что тебе в месяц нужна зарплата 15-20 тысяч. Когда я к этому подойду, к концу года, можно будет подумать, чтобы попутешествовать туда.

 

Бывают у вас дни, когда мотивация падает на ноль или даже иже, когда надо себя заставлять что-то делать? Вот прямо настроение упало, и всё?

 

Не бывает вообще никогда. Не понимаю логики, когда некоторые рассказывают: «Делаешь что-то, пропал настрой, и ничего не хочешь делать». Наверное. Это больше свойственно женщинам по своей психологии и натуре, что настроение вверх-вниз, у мужчин, мне кажется, этого не может быть.

 

То есть, вам не нужны волшебные тумаки?

Нет. Я понял, что хочу сделать так, чтобы я мог просыпаться без будильника. Я из кожи вон лез, чтобы жить без будильника.

 

Во сколько надо просыпаться без будильника?

Это уже каждый сам…

 

Мы просто в прошлых интервью уже обсуждали вопрос раннего подъёма, насколько он нужен. И я встала в пять утра, походила, было чертовски скучно, потому что все спят – я не могу никому позвонить, ни с кем пообщаться. Я могу только механически поработать, но сделать это я могу и днём, и вечером, и ночью. И я пошла и опять легла спать, потому что мне было скучно.

 

Я тоже пробовал просыпаться рано, и поддерживаю ваши слова. Это маниакальное «чтобы больше успевать, нужно вставать рано», но мы с вами не Ричарды Брэнсоны, мы не миллиардеры, которым действительно есть, что делать в четыре часа утра. Мы пока только растём, выбираем свой путь, и я могу встать иногда в десять, в девять, иногда в восемь, иногда просто взял и проснулся в двенадцать, когда как. Важно же, насколько эффективно ты используешь своё время. Вот, пожалуйста – мы с вами разговариваем, а кто-то работает по 12 часов в день и зарабатывает тысячу евро, полторы тысячи евро. А я работаю по три часа в день и зарабатываю 10 тысяч. А иногда вообще целый день не работаю – я себя прокачиваю, чтобы через неделю прийти и сказать: «Смотрите, я столько всего наслушался, таких классных семинаров, давайте что-то сделаем». Образ мышления, желание что-то правильно делать, настроить себя – это всё влияет в совокупности.

 

Сейчас наши слушатели просто точат свои томагавки, потому что ваши слова буквально как ногтями по стеклу, ведь большая часть населения, предприниматели в том числе, живут по 12 часов. Просто есть те, кому это нравится, а есть те, кому это категорически не нравится, и они страдают, ходят на работу и прочее.

 

На самом деле, для меня мир разделился на наше общество онлайн-предпринимателей и всех остальных людей. Мы наблюдаем, как оффлайн рушится, как онлайн забирает рабочие места. Мы не говорим о простых вещах, когда на заводе поставили машины и убрали людей с конвейера, мы говорим об ИИ, о том, что людей заменяют, именно их мышление. Хороший тому пример – когда ты звонишь в компанию Apple, там больше нет такого: «Если у вас проблемы с айфоном, нажмите 1, если у вас проблемы с айподом, нажмите 2». Ты звонишь в Apple, и тебя искусственный интеллект спрашивает: «Назовите девайс, с которым у вас проблемы». И ты прямо словами говоришь: «Окей, у меня проблемы с айподом». Тебе: «Хорошо. Что именно у вас с айподом – это, это или это?» И ты говоришь, и он отвечает: «Хорошо, я вас перенаправлю теперь на специалиста».

 

То есть, это делает робот?

 

Полностью робот. Этим они увеличили количество людей, которые точечно направляются, больше таких плюсов. Сегодня этот робот может только принимать звонки и перенаправлять, а что будет через три, четыре, пять лет? И сейчас уже есть технологии, когда включают чат-роботов, в переписке участвует робот, а мы сейчас нанимаем сотрудников в офис, которые отвечают нам на письма. А теперь представьте, что через 3-4 года можно будет подключить робота, который будет отвечать вам на эстонском 24 часа в сутки, и неважно, сколько человек будет писать одновременно. Зато все ваши клиенты будут сразу писать суперкрасиво, потому что у нас тоже был оффлайн-бизнес в Таллинне, мы знаем, что такое найти человека и научить его правильно писать, красиво оформлять письма.

 

Хотя бы на входящие красиво отвечать проблема.

 

Да, писать самим, проявлять инициативу. Мы наблюдаем и понимаем, что многие люди живут в такой прострации, не понимают, насколько это быстро происходит.

 

То есть, Фейсбук, который запустил чат-ботов, уже впереди планеты всей, и можно начать этим активно пользоваться?

 

Есть ещё Telegram, в последнее время, здорово.

 

Очень настороженно наша публика отнеслась к чат-ботам, так как мы по Фейсбуку много работаем. Не у всех есть типовой продукт, который позволит автоматизировать этот момент. Именно этого боятся. Автоматизация может испортить отношения с клиентом?

 

У нас бизнес полностью автоматизирован.

 

И вы ничего при этом не теряете?

Наоборот, только больше зарабатываем. Что такое автоматизация? У нас работает, например, сайт, на нём есть история, которая продаёт, есть видео-лендинг, который продаёт, есть автоматическая система оплаты. Мы захотели улучшить бизнес – мы пришли и улучшили видео, поставили новое, протестировали, всё работает, ушли на задний план. Захотели поднять ещё больше – взяли и переписали продажный текст, он стал лучше, мы ушли на задний план. Мы же каждый день никому не говорим этот продажный текст по телефону. Люди сами заходят и читают его. Автоматизацию внедрять надо, потому что все крупные компании работают на ней. Только какая-то часть работает напрямую с людьми.

 

Будущее настигло очень быстро, надо обязательно всем этим воспользоваться. Как вы считаете, есть что-то или кто-то, сделавшее вас таким, какой вы есть на сегодняшний день? Какая-то книга, фильм, было что-то такое поворотное в жизни, что одним щелчком всё перевернуло?

Знаете, здесь я добавлю, что всё влияет – и воспитание, и большая благодарность моей маме, моим родственникам, всей моей семье, друзьям, ситуациям, людям, которые меня кинули, которые меня когда-то побили, оставили на мне синяки – всё это влияет, формирует тебя. Я могу сделать упор на то, что у меня однажды был прорыв. Мне ещё восемнадцати не было, только-только должно было исполниться, в Таллинн приезжал Николай Латанский. Я случайно попал на его семинар, и на то время в моём сознании… Вот как говорят – приходишь, и тебе перевернули сознание, а мне его не перевернули, а вставили. Ну какое может быть мышление и богатый жизненный опыт, когда тебе 18 лет? Были иногда вопросы: «Вспомните себя 5 лет назад», а мне восемнадцать, и 5 лет назад мне 12-13, что я мог вспомнить об этом времени? Смешно. И этот классный семинар открыл мне тему саморазвития – что есть спикеры, которых можно послушать в Интернете, в онлайне, можно их скачать, можно у них учиться, можно с ними знакомиться, общаться, скажем, в одну сторону – они с тобой общаются, а ты в своей голове усваиваешь материал. Многие были на Лотанском, это было 5-6 лет назад, как они усвоили этот материал? Туда пришли многие, у кого не было дохода в 10 тысяч евро. Прошло 6 лет, смогли ли они этого добиться?

 

Надо спросить, очень интересно.

Конечно, там были люди, которые и больше зарабатывали, но момент – как ты усваиваешь информацию. Кому-то можно ездить и к Тони Робинсону каждый год, а кто-то может его послушать онлайн бесплатно, и ему этого хватит, он начнёт прямо завтра воплощать в жизнь. Нельзя говорить, что нужно обязательно съездить, посмотреть, почитать какую-то книгу, которая вас устроит. Я знаю, что в Америке есть такой Гарри Войнарчук, он за всю жизнь прочитал три книги. Он очень много зарабатывает, изменяет жизни, он онлайн-блоггер. То есть это не показатель, сколько там семинаров и сколько книг.

 

Идея, что надо учиться на протяжении всей жизни, вам близка?

Абсолютно. Мне и с детства рассказывали бабушки с дедушкой, что всегда нужно учиться, хотя я поломал у них этот стереотип, у меня нет высшего образования, я не пошёл в Университет.

 

Как пережили это родственники?

Сложно, тяжело. Пока я не доказал, что могу без Университета сделать деньги, зарабатывать и стать самостоятельным, они боролись, бодались, то есть, это действительно сложно, с какими трудностями ты сталкиваешься, когда ты молодой и разрыв поколений.

 

Что вы думаете про академическое образование? Вот пять лет Университету отдать, и?

В Америке есть хорошее понятие – там же образование гораздо дороже, 50-80 тысяч в год, здесь у нас 2-3 тысячи, 5 тысяч евро в год, вот тебе и образование, а там бешеные суммы. И там есть классный пример — вот ты отдаёшь 100 тысяч в год, 3-4 года проучился, у тебя 300 тысяч кредит. В год ты зарабатываешь, допустим, 80 тысяч. Сколько ты можешь отложить? 10%, 8 тысяч. Сколько лет тебе нужно, чтобы отбить свой кредит? Это интересный показатель. Я придерживаюсь того, что если молодым идти в Университет, то только из-за связей. В Таллинне большой плюс – я и та знал, когда я ещё не мог поступать в Университет по возрасту, мне было восемнадцать, я учился на 3 курсе в политехническом, я уже заводил знакомых из ТТУ, которые учились на айтишников. Я через практику проходил. Яркий пример – я к 20 годам… у меня был такой счёт, сколько начальников у меня было в жизни. Я всегда их считал. В 20 лет их стало 50 штук, то есть, 50 человек, которые мне платили деньги и меня нанимали. И насчёт академического образования – это идти, чтобы находить новый круг общения, новых людей, знакомиться и дальше с ними что-то вместе придумывать. Но просто ради каких-то знаний, онлайн предлагает гораздо больше и мощнее, чем эстонские Университеты, вместе взятые.

 

Фактически, нам нужен опыт, мы должны уметь делать то, что делаем, и нам нужны связи?

Опыт можно получить только прохождением практик проб и ошибок, у тебя такие добрые шишки, и никогда не нужно думать, что ты обжёгся, это плохо.

 

А злые куда девать шишки?

Что такое злые шишки, мы сами определяем. Например, у меня когда что-то не получалось или были тяжёлые, сложные финансовые времена, я не из какой-то супербогатой семьи, самая обычная семья, учился в муниципальной школе, куда брали вообще всех подряд, разный был опыт. Но интерпретировал я это для себя так, что это всё мне поможет, что не убивает, делает нас сильнее, я делал какие-то выводы и всегда понимал, что у меня есть голова, две ноги, две руки, я могу видеть и говорить, значит, я могу стать лучше. Оправданий никаких нельзя делать.

 

Совершенно согласна. Но вы при этом уже всё-таки находили время, силы и ресурсы для того, чтобы ходить на какие-то семинары, то есть, вы понимали, что вам это надо, что надо куда-то выбираться.

Да. Например, когда учился в техникуме, я работал чуть ли не каждый день, кому-то помогал, работал и на стройке, и в ночных клубах, и у меня были такие сложные моменты, в пятницу ты работаешь в ночном клубе до шести, в 11-12 у тебя какой-то семинар, после семинара у тебя час свободного времени, и ты бежишь на стройку, а после стройки опять в ночной клуб в субботу, в воскресенье опять стройка, поэтому у меня был такой жёсткий хассл. Семинаров, опять же, не так много, они же не каждый день у нас проходят в Таллинне, раз в месяц-два. А сейчас, когда есть Интернет, если ты придумаешь себе систему, что «каждую субботу с 12 до 3 я посвящаю определённой теме, отключаю Фейсбук, отключаю телефон и слушаю какого-то определённого спикера», и пожалуйста – через полгода станете гораздо квалифицированнее и компетентнее.

 

Как вы считаете, начинающему предпринимателю нужно помогать? Или вы должны сами пройти и все свои добрые и злые шишки собрать?

Я даже переверну вопрос – молодые предприниматели должны начинать бизнес только с помощью кого-то. Обязательно должны быть менторы, потому что я делал два бизнеса без ментора, и они прогорели, и всё было плохо. Я сам что-то пытался, мыкался, это всё бесполезно. И бизнес, который у нас есть сейчас – мой партнёр выступает также в роли ментора, инвестор выступает в роли ментора, Интернет-предприниматели, другие спикеры, которых я слушал, выступают в роли менторов. Пока ты зелёный, молодой, и в онлайн-бизнесе это будет длиться действительно долго, то менторы обязательно нужны. Нужно слушать людей, которые не просто из другой области и что-то советуют, а такие же, как ты. Например, если в Таллинне ты запускаешь… В Таллинне есть мода, все любят запускать Фейсбук-страницу и зарабатывать там, то найди человека, который на похожем товаре зарабатывает в 5 или в 10 раз больше тебя. Пообщайся с ним, слушай его советы и делай, как он. Не нужно изобретать велосипед. В Интернет-бизнесе мы же не сами придумываем, как подходить к клиентам, мы просто знаем классные первоисточники в Америке, мы их внедряем и тестируем.

 

Есть какая-то модель, которую надо внедрить?

 

Конечно. Бизнес делается, с одной стороны, очень просто, люди сами его усложняют. 

 

****************************************************************************************************

Что такое проект MENTOR+ ? 

Мы берем интервью у опытных бизнесменов для того, чтобы вы могли учиться на чужом опыте!
Мы спрашиваем про взлеты и падения, успех и неудачи, о том, как они совмещают бизнес и семейную жизнь — какой их собственный рецепт успешной жизни? 

Очень ценно то, что мы можем учиться у наших местных предпринимателей, ведь они уже прошли то, что многим начинающим предстоит пройти. 

Подкасты мы записываем для нашего проекта MENTOR+ , где мы помогаем начинающим предпринимателям Эстонии обратить внимание на важные моменты  бизнеса и не допустить самых частых ошибок. 

Нужна помощь в развитии бизнеса? Присоединяйтесь к нашему Менторскому клубу! 
Читайте подробнее на сайте.

Достигли успеха и хотите стать ментором, чтобы помогать другим бизнесменам Эстонии расти? 
Свяжитесь с нами

 

 

 

 

 

0

Your Cart